Вопросы к православным. ВОПРОС 5/2. Хамство в храме-2.

Ранним утром пью черный кофе в Business Lounge одного из аэропортов, очень далеко от России. Я сижу за крайним столиком, прямо у окна – точнее, у огромной стеклянной стены, и мне открывается захватывающий вид: ярко красное небо вдоль горизонта, бесконечная голубизна вверху, укрытые легкой дымкой горы… Солнце только собирается взойти. А полчаса назад, при посадке, вид из окна самолета был еще более завораживающим…

Казалось бы, ничего особенного, но в этом утреннем пейзаже сокрыта такая красота и гармония, что долго не можешь оторвать взгляд. В такие моменты приходят мысли о Боге – о том Боге, который создал это великолепие, являет собой совершенство, несет в себе созидающую силу света… О том Боге, который и есть Любовь и Свобода…

В городской сутолоке непросто настроиться на подобное восприятие, но созерцая молчаливое величие пробуждающейся природы, открывается удивительное чувство «божественного присутствия», «божественной волны». Его трудно описать словами, но оно дает вдохновение и силу, ощущение, будто прикоснулся к бесконечности… На этом фоне мельчают житейские проблемы.

Правда, на этом же фоне по-особому воспринимаются и многие «радетели Бога» - которые истово молятся в храмах, считая, что соблюдение ритуала – и есть главное дело в жизни верующего, которые ненавидят инакомыслящих, лица которых перекашиваются от звериной злобы при виде Pussy Riot, которые провозглашают лозунг «Православие или смерть», в первую очередь будучи готовы убить кого-то другого, нежели умереть за веру самим… Настроившись на Божественную волну, созерцая прекрасное, ясно понимаешь, что все это не может быть от Бога… Нет, никак не от него.

Впрочем, это было лирическое отступление. Пока я хочу обратиться к куда более мелким, но оттого – и более актуальным проблемам, поднятым в моей предыдущей статье. Давно собираюсь, но слишком большая занятость оставляет мало времени – поэтому сейчас, когда до следующего самолета осталось еще четыре часа, я решил вернуться к вопросу о хамстве в православных храмах, а точнее – к одному из его аспектов.

 

Анализируя реакцию ряда читателей на свою заметку «Хамство в храме» (как на прозе.ру, так и в устных обсуждениях) меня удивило большое количество добровольных адвокатов, защищающих и оправдывающих хамов. Как я понял, такие «адвокаты» - люди, в основном, религиозные.

Это и странно. Как раз они-то и должны быть заинтересованы в том, чтобы церковь становилась все лучше и лучше, а прихожан – все больше. Но для этого необходим конструктивный подход. Ведь проблема не исчезнет, если мы будем ее скрывать или делать вид, будто ее нет.

Например, недавно один человек выступал с докладом перед американскими чиновниками и бизнесменами. Прежде, чем поехать в США, он собрал группу экспертов, заказал переговорную комнату, и выступил перед ними, попросив критиковать его максимально жестко и задавать самые неожиданные и неудобные вопросы. Почему? Потому что хотел, чтобы его выступление стало лучше, хотел выявить все слабые, уязвимые места своей речи.

Или вот я недавно был на конференции в Лондоне. Организаторы, как всегда, раздали анкеты обратной связи, где нужно было написать, что понравилось, что - нет, какие есть претензии. Я поленился ее заполнять, тогда по возвращении в Россию организаторы мне прислали ее по электронной почте, с просьбой все-таки заполнить, чтобы помочь им лучше работать.

Сравните с позицией: «у меня все отлично, и не вздумайте мне вопросы задавать, сволочи, а уж тем более – критиковать!»

Но судя по реакции, именно к этой, последней позиции склоняется большинство приверженцев церкви.

Мне этот подход непонятен, и чтобы все-таки его понять, я пытался поставить себя в сходную ситуацию и применить на практике доводы, которые мне предлагают так называемые «защитники церкви».

Долго не получалось подобрать подходящего примера – как-то не попадал в подобные ситуации, пока, наконец, не вспомнился один случай – однажды нехорошая история вышла у меня с собачкой. А дело было так.

 

Я оказался на одном мероприятии корпоративного характера в регионе (проще говоря, в российской провинции). Нас поселили в местный пансионат совкового типа. Одной из черт таких пансионатов, как я уже не раз наблюдал, являются собачьи стаи, бегающие по территории. А на улице был мороз 25-30 градусов. Мой номер располагался на первом этаже и совсем близко ко входу в корпус, так что даже окно частично выходило под козырек подъезда. В номере жил я один. Заселился, несу вещи из машины, а у подъезда стоит огромный пес – черный, лохматый, размером чуть больше немецкой овчарки. Видно, что очень замерз.

Жалко мне стало пса, я смотрю – консьержка ушла куда-то, и пользуясь этим, пригласил пса к себе в номер. Он стеснялся заходить, но потом зашел. Надо сказать, из Москвы мы привезли огромное количество еды и спиртного, чтобы ничего не покупать у местных – вдруг впарят какую-нибудь гадость, поэтому угостить пса удалось вполне щедро. Я дал ему изрядный батон докторской колбасы, который он съел, причем, к моему удивлению, весь. Подозреваю, такая удача выпала ему первый и последний раз в жизни. После этого, пес, непривычный к помещениям и судя по всему, чувствовавший себя неуютно, влез под одну из кроватей (а кровати тоже были совковыми – железные с мягкими сетками) и оттуда тяжело дышал и сопел, будто хотел пропустить через себя весь воздух в комнате. Потом затих, видно уснул.

К этому времени приехали мои коллеги, а дело было вечером, и мы, как и полагается командированным, стали употреблять привезенные спиртные напитки. Выпили у меня, потом еще куда-то пошли, там тоже выпили, и еще куда-то, и там тоже, и т.д. и т.п. В итоге уже в первом часу ночи вернулись ко мне в номер, где продолжили кирять. И вот в какой-то момент входит еще один товарищ из финансовых кругов. Сам по себе он человек веселый, добродушный и безобидный, но всю жизнь очень боялся собак. Уже будучи изрядно датым и оттого несколько развязным, он с размаху – прямо задницей – прыгает на свободную кровать. Кровать резко прогибается вниз и в это время в комнате раздается оглушительный лай и рык. Оказалось, под этой кроватью была собака! Я-то совсем забыл про нее!

Пес разъярился не на шутку. Видимо, прыжок он воспринял как нападение, а может, прогнувшаяся кровать его действительно малость стукнула. Я до сих пор помню его жетлые ненавидящие глаза и оскаленную пасть! К счастью, он никого не укусил, а убежал в открытую дверь.

Мне же пришлось нелегко. Что я мог сказать в оправдание? «Ну пригласил, мол, собачку, да забыл про нее?». «Прыгун» же, в свою очередь, выдвинул кучу претензий: дескать, мы, сволочи, решили специально сшутить над ним шутку, и потому мы грубые и жестокие люди; что я не забыл, а специально не сказал про собачку, да и не собачка это вовсе, а аццкая кобелина и т.д. и т.п. Даже другие товарищи, находившиеся в номере, хотя и посмеялись над незадачливым финансистом, все же сошлись во мнении, что это моя вина и моя ответственность: я отвечаю за происходящее в моем номере, и если уж пригласил собаку, а потом, злоупотребив киром, забыл про нее, то нечего оправдываться.

Финансист, кстати, потом рассказывал версию, что якобы он так заорал матом на пса, что тот обосрался и убежал. Я уж молчал, хотя видел: матом он действительно орал, что слышно было на всех этажах, но пес просто убежал, это финансист едва не обосрался.

Надо сказать, ситуация в чем-то комичная, но вряд ли она показалась мне смешной, если бы вместо мужской компании я пригласил бы на ночь ту или иную женщину. Боюсь не только вечер, потраченный на соблазнение, пошел бы псу под хвост (в буквальном почти смысле), но и по профессиональному сообществу поползли бы нехорошие слухи обо мне – дескать, пригласил даму, а под кроватью – огромная злая собака…

Но тем не менее, по своей структуре этот случай наиболее похож на случаи хамства в храме. Ведь и там и там приходят люди, настроенные доброжелательно, в расчете на то, что их примут с добром, и не ждут агрессии. Но на деле выходит наоборот.

А если случай структурно похож, то может быть и доводы «адвокатов» хамства подойдут? Вот я и задумался – что получится, если спроецировать их на мою ситуацию?

Это дело оказалось занятным и скрасило мое ожидание стыковочного рейса.

Смотрите: далее я последовательно буду брать аргументы защитников хамства в храме и применять их к своей ситуации.

 

Аргумент 1. Хамства в храме нет, автор все набрехал.

Применительно к моему случаю – не было никакой собачки, вы о чем, ребята? Брехать изволите?

Такой аргумент вряд ли прокатит – собачка-то была, все видели, это ведь не патриаршие часы, фотошопом, к сожалению, не подотрешь… И не 22 видеокамеры иеромонаха Илии, с которых чудотворным образом исчезли записи, как он в пьяном виде задавил насмерть нескольких человек…

Так что тут «адвокаты» хамов мне не помогут. Посмотрим, что еще они предлагают.

 

Аргумент 2. Нечего наезжать на храм, хамство есть, конечно, и в храме тоже, но оно везде у нас есть, поэтому проблемы – нет.

В переводе на мою ситуацию – «ну была собачка, ну и что, собаки у нас везде бегают и гавкают, страна такая!»

Собственно, примерно в этом ключе я и оправдывался. Тоже не прокатило.

Вспоминается, кстати, анекдот: «Штирлиц, заметив, что на стене туалета Борман написал «Штирлиц скотина и русский шпион!», подписал снизу – «Борман – тоже скотина!»»

К тому же, сам вектор аргументации неправильный. Можно, конечно, сказать – мы свиньи, и это нормально, потому что все вокруг тоже свиньи. Но при этом категорически утрачивается моральное право быть лидером, вести за собой людей. Действительно, почему мы должны идти за вами, если вы – такие же свиньи, и этого даже не стесняетесь?

 

Аргумент 3. Хамство есть, и это правильно! Потрудитесь прежде выучить правила, а потом идите в храм! (Сволочи!).

Слова «сволочи» в аргументах церковных людей не было – это я его сам приписал, очень уж напрашивается по контексту и пафосу.

Используя эту логику – «Собака была, и это правильно! Финансист, безусловно, сам виноват!»

Как говорили в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», «…смотреть нужно за вещами, когда в комнату входишь!»

И правда – ведь он вел себя не по правилам!!! Приходя в гости надо аккуратно сесть, куда предложат – причем на стул или кресло, а не плюхаться с разбегу на кровать – так и домашнюю собаку можно напугать, не то что полудикую! Ну разве не сука он после этого?

К тому же я люблю животных, и все об этом знают, так что включи он голову – мог бы и догадаться, что у меня в номере можно встретить четвероногое!

А если уж он боится собак – так это, во-первых, его проблемы, а во-вторых, вообще тогда пусть не ходит в гости к тем, кто их любит!

Ну и так далее, примерно в этом ключе.

Аргумент, надо сказать, в чем-то справедливый. Ведь пришедшие до этого гости вели себя культурно, и пес никак не отреагировал. А этот – на кровать прыгнул зачем-то!

Другое дело, если бы я начал оправдываться в этом ключе, то коллеги сочли бы за мудака меня, а вовсе не финансиста, а это мне совсем не выгодно, с таким реноме карьеру не сделаешь, поэтому данный аргумент тоже не подходит.

 

Аргумент 4. Хамство не во всех храмах. Есть храмы, где хамства нет.

Иными словами, финансисту я должен был сказать: «Что пристал? Разве во всех номерах злые собаки?! Да тут наверняка в большинстве номеров собак нет!»

Но проблемы возникают не там, где нет, а там, где есть, так что и это аргумент к делу отношения не имеет.

В этом же ключе можно было еще сказать: «Собачка-то не моя была, что вы ко мне пристали?!» А ведь и правда – не мой это пес, какое я к нему отношение имею?

 

Аргумент 5. Хамство есть, но его надо воспринимать как волю Божию.

Это, конечно, хороший аргумент. Я-то, допустим, могу так воспринимать, это ладно, но вопрос ведь изначальный не в этом был.

Я же спрашивал не о том, как мне воспринимать, а о том, почему в церкви имеет место хамство и она с ним не борется? Ведь в торговле, в сфере обслуживания во времена СССР тоже было хамство – а теперь намного лучше, остались только единичные случаи.

Применительно же к разбираемому примеру, ситуация выглядела бы так: один уважаемый сотрудник пригласил к себе другого уважаемого сотрудника, а когда на последнего напала собака, которую первый сам заранее привел и спрятал под кроватью, то ответствовал, что его вины в этом ни в коей мере нет и быть не может, ибо такова воля Божия. А гостю следовало бы лучше задуматься о своей греховности – ведь может это наказание свыше за грехи его!

Эх, классная отмазка, но боюсь не поняли бы меня коллеги!

 

Аргумент 6. Хамство есть, но не стоит обвинять в нем церковь.

Иными словами: собачка-то была, но я не виноват.

Подумаешь, в шоке был финансист! А я? Так и я тоже, лишь немногим меньше его! Откуда это в моем номере такая собака? Я совсем забыл про нее и сам офигел! 

А, кстати, и пес виноват! Вот сволочь! Ведь он подло уснул! Или, того хуже, коварно притаился, чтобы не выгнали на мороз! Я-то тут причем? Эти скоты меня подставили!

Но оправдания такого рода вряд ли стали бы для коллег убедительными, и скорее усугубили бы ситуацию – не вызывает уважения позиция «с больной головы на здоровую».

 

Аргумент 7. Здесь нет четкой формулировки, но смысл в том, что в ответ на констатацию фактов хамства в храмах меня обвиняют в нападках на православную церковь.

Здесь ситуация напомнила мне такой случай. Вышла как-то в одной из газет разгромная статья про ментов, где их обличали в том, что они избивают людей, грабят подвыпивших граждан, насилуют женщин. Я и сам знаю такие примеры – шел один из моих коллег-преподавателей, после зарплаты, выпил немного. В метро его задержали менты, отобрали все деньги, грозили убить, если будет жаловаться. Хорошо хоть не избили. И такой случай не один.

Но показательна последующая реакция МВД: они обвинили журналистов в том, что те порочат светлый образ милиционера! То есть, не тот, кто совершает преступления, образ милиционера порочит, а тот, кто об этом пишет, получается!

В ситуации с собакой же, выходит, я должен был сказать коллегам: «На самом деле, вы меня не любите! Собачка – это только повод, чтобы наехать на меня! Вы возмущаетесь не из-за собачки, а потому что вы все – мои враги!»

Комментарии, полагаю, не требуются.

Можно было бы и еще несколько аргументов найти, но я этим ограничился. Перечитал их еще раз, и вижу - на этом, приземленном примере становится вполне ясно: не выглядят убедительными аргументы защитников хамства в храме. При проекции на реальную жизненную ситуацию, их абсурдность становится очевидной.

Хотя по-моему, для сколько-нибудь думающего человека и без примера эти вещи очевидные. Вот я и не понимаю - почему православные со мной не соглашаются? Если проблема есть, ее надо решать, а не замалчивать. Отмазки-то тут не помогают. И не просто не помогают – вредят, ибо консервируют ситуацию.

Никто из защитников церкви не сказал ничего толкового, ничего по сути. А ведь вопрос мой был акцентированным. Я спрашивал не просто, почему есть хамство в храме, а подчеркивал: почему в храме хамство есть, а, например, в Ашане – почти нет?

С точки зрения формальной логики тут могут быть две причины:

1. В церковь идет работать такое отребье, настолько злые и опустившееся люди, что научить их быть доброжелательными нельзя, по сравнению с ними даже гастрбайтеры из Ашана – образцы добродетели.

Но я думаю, что это неверная позиция. Не может быть такого, по крайней мере, в массовом порядке.

2. Поэтому остается второй вариант: люди в церкви как и везде. Но в отличие от Ашана, где заботятся о посетителях, в церкви руководству наплевать, как  обращаются с прихожанами. Да и зачем беспокоиться? Действительно: если в магазине вас грубо облаяли, когда вы случайно прошли по вымотому полу, вы пойдете в другой магазин. И другие пойдут, и магазин станет терять прибыль. (Кстати, за последние несколько лет я и не припомню ни одного такого случая в магазине). А тут идти некуда, так что можно не беспокоиться. Особенно если не задумываться о моральной стороне дела. Хотя, как я отмечал, есть информация о росте количества переходов из православия в друге конфессии, в том числе католичество.

Кроме того – важная деталь: борьба с хамством – это не только забота о посетителях, но и о работниках – ведь если они будут становится воспитаннее, культурнее, это полезно и для них самих, и для их близких, и для спасения их души, видимо… Тоже не волнует?

Такая вот вырисовывается ситуация. Я думаю, что с подобным подходом церковь не сможет преодолеть хамство, в первую очередь потому, что она и не собирается этого делать.

Впрочем, хамство, конечно, не главная проблема православных.

Это только часть общей проблемы, суть которой в вопиющем противоречии между словом и делом, между тем высоким, светлым образом, который заложен в христианской концепции, и реальной жизненной практикой ее последователей. И это гораздо печальнее…

Мне кажется, если не преодолеть этот разрыв, если не перейти от агрессии и распальцовок к смирению, если вместо борьбы с инакомыслящими не начать заниматься духовной работой и очищением своей души, если не вернуть с периферии в центр такие ключевые христианские категории как «добро» и «прощение», то вряд ли православную церковь ожидает великое будущее… Точнее, сама она может и будет. Но останется ли при этом христианской – лично для меня большой вопрос…