Вопросы к православным. ВОПРОС 1: Франчайзинг от РПЦ?

Сразу оговорюсь: все сказанное здесь записано мной со слов одной пожилой женщины, которая жила одна, была слаба здоровьем и бедна, поэтому нуждалась в помощи. Необходимую помощь ей бескорыстно оказывал настоятель деревенского храма, чем очень ее выручал.

Настоятель, судя по всему, был подлинным верующим. К Богу он пришел не сразу. В прошлом офицер, он участвовал в военных компаниях на Северном Кавказе. Там у него убили друга, он ожесточился, нередко превышал должностные полномочия, в частности – расстреливал мирных жителей, говорят, завалил довольно много «черных» (слово «черных» здесь ни в коем случае не имеет негативной окраски – я использую его на англо-американских манер, где оно официально  рекомендовано для обозначения негров, только здесь имею в виду тех, с кем он воевал. Надеюсь также, что рассказывая о своих подвигах, он несколько преувеличивал). Свои действия офицер мотивировал тезисом, что нет там мирных жителей, там все – потенциальные боевики.

Однако бремя военной службы не прошло даром – через какое-то время в его сознании произошел кардинальный переворот, и он, пройдя курс психотерапевтической реабилитации, уволился из армии и обратился к религии. Затем закончил духовную семинарию, был рукоположен в священники и в конечном счете его направили настоятелем в деревенский храм.

Он раскаялся о содеянном в своей прошлой жизни, понял, что был чрезмерно жесток, что зачастую убивал «черных» без достаточных на то оснований, а так делать нельзя, или, по меньшей мере, нехорошо.

Но и новая жизнь у настоятеля выдалась нелегкой. Храм требовал восстановления, средств категорически не хватало, платежеспособность паствы была невелика. Тем не менее, он всегда находил силы, время, а порой и деньги, чтобы помочь этой пожилой женщине.

Беседуя с ней, он рассказал интересную вещь, которая и навела меня на мысль о франчайзинге.

Церковные структуры ежемесячно платят ему некоторое содержание. При этом он обязан, тоже ежемесячно, собрать определенную сумму пожертвований и направить ее в церковный «общак» (извиняюсь за термин – в оригинале звучало какое-то другое название с тем же смыслом, но я, к сожалению, его забыл). Кроме этого, каждый месяц он должен покупать церковной утвари и других необходимых для восстановления храма вещей, но не где захочет, а у строго определенных, получивших «благословление» фирм-поставщиков. Сумма, которую он должен потратить за месяц на эти закупки, также спущена ему сверху.

При этом оказалось, что объем содержания, ему выделяемый, равняется сумме объема пожертвований, которые он должен собрать, и объема закупок у «правильных» фирм.

Таким образом, интересная вырисовывается схема: церковь (в смысле «головного офиса») в любом случае останется при своих, т.к. деньги, выделяемые ему на содержание, вернет через сбор пожертвований и закупку у «правильных», по всей видимости, «карманных» фирм.

При этом настоятель, образно выражаясь, получает лицензию на деятельность и средства производства (приход), и далее волен поступать, как хочет. Например, этот батюшка ездил в свой храм только на выходные, всю рабочую неделю живет в городе, объясняя это тем, что крестьяне не нуждаются в духовном окормлении на ежедневной основе. Впрочем, в его честности я не сомневаюсь, наверное, действительно на неделе там нечего делать.

Однако схема сама по себе очень напоминает франчайзинг.

Согласно определению из словаря, франчайзинг или коммерческая концессия – вид отношений между рыночными субъектами, когда одна сторона – франчайзер – передает другой стороне – франчайзи – за плату (роялти) право на определённый вид бизнеса, используя разработанную бизнес-модель его ведения. Это развитая форма лицензирования, при которой франчайзер предоставляет франчайзи возмездное право действовать от своего имени, используя товарные знаки и/или бренды франчайзера.

Такая схема взаимоотношений может встречаться не только между непосредственно рыночными субъектами, но и иными, например, «когда муниципалитет передает фирме управление трамвайной сетью или водопроводом в городе с уплатой специального налога из получаемой выручки».

Признаться, такая сравнительно демократическая схема меня удивила. Раньше я слышал, что внутри РПЦ царят авторитарные порядки, как в армии и даже хуже.

Вот поэтому и решил спросить: кто-нибудь знает, действительно ли в РПЦ по отношению к малозначимым провинциальным приходам применяется бизнес-модель подобная франчайзингу, или в истории, которую мне рассказали, что-то напутано?