Туманный Альбион и впечатления россиянина

Так случилось, что некоторый период своей жизни я провел в Великобритании, где работал в штаб-квартире английской международной организации, а жил в Лондоне. У меня оказалось достаточно времени, чтобы поразмышлять о западном бытии, сравнить его с российским. Такое сопоставление, надо сказать, оказалось делом весьма занятным. Английский быт, архитектура, традиции весьма интересны и примечательны, хотя в данном случае я хотел бы порассуждать об ином.

Наши дни — не самые лучшие для умиления тем, как живут в других странах, или для осуждения этой жизни. Период, переживаемый Россией, не располагает к умствованию подобного рода: страна — в кризисе, а в кризисной ситуации, как известно, нужно не столько чему-то умиляться, сколько искать выход из ловушки, в которую попал.

Впрочем, нынешний период отечественной истории отнюдь не всем представляется кризисным. Некоторые весьма удачно воспользовались тем, что плохо лежит. Конечно, пока еще есть, скажут некоторые, известные трудности, но разве их масштаб можно сравнить с тем, что выпало на долю России в начале 90-х? И, возможно, они правы. Действительно, в последние годы в стране произошли позитивные перемены (правда, все более заметными становятся и негативные).

Но, говоря о кризисе, я имею в виду нечто большее, чем «чистая» экономика, и не связываю его непосредственно с теми или иными властными элитами. Меня больше интересуют социокультурные аспекты современной российской жизни.

Разумеется, политика — дело серьезное, но только ею жизнь не исчерпывается. Культурные основы бытия — куда более серьезны и фундаментальны. И не только несопоставимо старше любой группировки, стоящей у власти, но и вообще-то мало зависят от последней. А вот от культурных основ, определяющих жизнь общества, зависит многое... На мой взгляд, современная ситуация в России требует экстраординарных мер! Страна фактически вымирает. Данные статистики свидетельствуют о стремительном росте заболеваемости и низкой эффективности лечения. Судите сами: средняя продолжительность - жизни россиян по сравнению с теми же англичанами меньше на десятилетия! Если в Великобритании в автомобильных авариях гибнет за год 3 тыс. чел., то в России этот показатель превышает 35 тыс.! Хотя количество машин на душу населения у нас в несколько раз меньше! С учетом сказанного вовсе не абсурдными выглядят прогнозы многих западных специалистов, которые считают, что за 10-20 дет Россия превратится в карликовое государство. Есть немало причин, объясняющих, почему ситуация в стране оказалась именно такой. Но, как мне представляется, основная — мы сами. Все дело — в нас самих...

Итак, вымирает не Англия, а Россия! Значит, англичане что-то делают иначе. Я не склонен упрощать ситуацию, отыскивая причины сложившейся ситуации в неспособности россиян хорошо работать. Если взять объем работы в его физическом выражении, окажется, что, как ни парадоксально, трудимся мы гораздо больше! Англичане перерабатывать не станут: ведь в стране существует не только отлаженная система контроля, но и законодательная защита прав трудящихся. И все же сказанным дело не ограничивается.

Где же еще может быть «зарыта собака»? Не секрет, что для движения вперед необходимо позитивное целеполагание, т.е. фиксация не столько того, чего хотелось бы избежать, сколько того, чего хотелось бы достичь. Как остроумно высказался один московский психолог, едва ли вы далеко уедете, если попросите у кассира «билет от Москвы». Руководствуясь этим соображением, я и постараюсь пойти в направлении не только «от», но и «к», хотя и подозреваю, «поход» простым не будет. Если рассматривать культуру не столько на бытовом, сколько на макроуровне, легко обнаружить качественные отличия России и Англии. Именно здесь для меня довольно неожиданной стала мысль о близости русской культуры к культуре Востока. В первую очередь я имею в виду приверженность россиян социальным условностям и стереотипам.

Проиллюстрирую сказанное примером. Как известно, в мусульманских странах женщины одеваются, мягко говоря, весьма своеобразно. Причем принятые здесь нормы продолжают соблюдаться и тогда, когда они живут на Западе. В том же Лондоне женщина, одетая в традиционную мусульманскую одежду, — отнюдь не редкость. И до того, как мусульмане-террористы взорвали в Лондоне метро и автобус, подобная ситуация особых нареканий ни у кого не вызывала. Положение изменилось только после террористических актов.

А поскольку англичане — народ с развитой способностью к самоорганизации, счет нападений на мусульман очень быстро пошел на сотни.

Чтобы не раздражать население, по телевидению было передано официальное обращение к мусульманам с просьбой умерить свой «мусульманский пыл» в одежде, выглядеть как-нибудь попроще, по-европейски, что ли. Однако толку от этого оказалось мало.

В чем дело? Выискивая «коконы» на улицах Лондона, журналисты попытались выяснить, почему женщины-мусульманки игнорируют предупреждения. Суть большинства ответов сводилась к тому, что «так ходить положено, и мы будем так одеваться несмотря ни на что».

Казалось бы, странно! Но разве в России — другие подходы к традициям? Конечно, не каждая, но, видимо, большинство знают, как, по их мнению, положено вести себя женщине, и будут ревностно отстаивать свои стереотипы. И в нашем обществе существует «жесткое распределение половых ролей», строгая идентификация по половому признаку.

Так что в обоих случаях принцип один: бездумное следование тому, что «принято», «положено», «установлено»...

Еще один пример из лондонской жизни, но уже связанный с русскими. Корреспондент интервьюирует русскую эмигрантку, которая вышла замуж за англичанина. Рассказывая о своих впечатлениях, она отмечает, что мужчину, который выполняет домашнюю работу наравне с женой, ей трудно считать мужественным. Не его это дело, не мужское. В конечном счете, она перестала уважать мужа вообще... Чем не Восток? Очевидно, такая женщина будет уважать только того, кто ее тиранит и сразу же «выйдет из-под контроля», если место «деспота» займет «либерал».

Один мой знакомый, специалист по Франции, однажды оказался в самолете вместе с группой иранских женщин, которые почему-то летели без сопровождения мужчин. Масштаб устроенного ими во время полета дебоша его поразил, хотя в жизни ему довелось повидать много чего.

Впрочем, не буду «перегибать палку». На мой взгляд, русские не только более рациональны и менее традиционны, чем жители Востока, но и способны в определенных условиях проявлять большую гибкость. Подозреваю, что во многих ситуациях, вопреки известной традиционности, наши сумели бы к ситуации адаптироваться. Впрочем, стремление следовать установленным шаблонам и стереотипам — не единственная черта, роднящая нас с людьми Востока.

Второе, что бросается в глаза, — чувствительность к социальной иерархии. Ступень, занимаемая человеком на социальной лестнице, играет исключительно важную роль, решающим образом определяя как поведение его самого, так и отношение к нему со стороны окружающих. В этом мне видится еще одно отличие россиян от людей Запада...

Работая в английской компании, я практически не замечал никаких иерархических различий. Общение между сотрудниками, находящимися на разных уровнях управленческой лестницы, было совершенно непринужденным. Никто из руководства не подчеркивал своего превосходства над подчиненными, «не раздувался» от важности, не стремился отгородиться от младших коллег. Хотя производственная дисциплина соблюдалась намного лучше, чем в России. Что же касается Азии, то...

Судите сами. Однажды в Москве меня познакомили с неким «восточным» человеком, отношение которого ко мне за время 20-минутной беседы резко менялось три раза. Сначала он всячески подчеркивал свое уважение, даже демонстрировал некоторое подобострастие, поскольку полагал, что я работаю в той же самой организации, что и он, но только гораздо дольше. Но как только он узнал, что я уже уволился из этой организации, его поведение сразу стало высокомерным и как бы панибратским. Правда, и эта метаморфоза длилась недолго. Скоро выяснилось новое обстоятельство: после увольнения я перешел в другую, тоже очень уважаемую, структуру.

Отношение снова изменилось: его поведение стало еще более заискивающим, чем в начале встречи. К сожалению, подобное поведение часто характерно и для русских...

Если же говорить о взаимодействии с Западом, то отмеченная особенность нашего менталитета усугубляется тем, что русские, не всегда отдавая себе отчет в том, когда нужно перестроить линию поведения, продолжают демонстрировать то, что на Западе вызывает только удивление или улыбку...

Международной организации, в которой я работал, потребовалась некая информация со стороны США, Франции и России. Представить эту информацию было выгодно всем: фактически все стороны получали бесплатный «промоушн». Соответственно по электронной почте были направлены три письма с запросом. Из Америки и Франции ответы пришли сразу. Со стороны же России последовало глухое молчание...

Пытаемся выяснить, в чем дело? И получаем ответ: «Мы люди солидные и на e-mail не отвечаем! Пришлите письменный запрос!»

Англичанина, которого я знал как человека исключительно невозмутимого, такой ответ попросту поразил. Но придя в себя, он развеселился. И не случайно...

Представьте себе эдакого гражданина Великобритании, живущего в Лондоне и имеющего доход ощутимо выше среднего. И должность он занимает в полном соответствии со своей высокой профессиональной квалификацией. В его жизни все стабильно и прогнозируемо на многие годы вперед. Будучи в курсе происходящего в России, англичанин в полной мере отдает себе отчет в том, что у его российского коллеги дела обстоят не так, как у него, скорее, наоборот. Назначенный на должность по «знакомству», плохо разбирающийся в своей работе, он вовсе не может быть уверен в своем будущем. Малейшее колебание вертикали власти — и он вылетит из этой вертикали пулей, получив вдобавок еще и хороший пинок. Англичанин также знает, что некоторые из предшественников этого чиновника уже «отдыхают» на тюремных нарах. А вот этот их восприемник пока еще — в своем кабинете и вполне серьезно говорит англичанам о своей необычайной значимости...

Ну, примеров пока, я думаю, довольно. Как сказали Шурику, герою фильма «Кавказская пленница»: «Нехорошо смеяться над больными людьми». Думаю, лучше попытаться понять, каковы последствия описанных выше особенностей российского менталитета.

Итак, первое (и, возможно, главное): в западном обществе соблюдается принцип равенства. Одно из немногих преимуществ человека связано с его образовательным и интеллектуальным уровнем. Ни богатство, ни высокая должность сами по себе не гарантируют никаких привилегий и не обеспечивают какого-то особого положения.

Наиболее наглядный пример — автотранспорт. В Англии правила движения на дорогах соблюдают все. Никаких исключений ни для кого нет. Однажды, как рассказали мне английские коллеги, начальник полиции Манчестера значительно превысил скорость, причем на служебном автомобиле, который, правда, не был оборудован спецсигналами. В результате начальника полиции лишили на год прав. Но этим дело не ограничилось. Общественность была настолько возмущена, что, в конечном счете, ему пришлось оставить свой пост.

Сравните с ситуацией в России, где обладатели разного рода спецномеров просто игнорируют все правила дорожного движения. Увидев машину со спецномерами, я всегда жду с ее стороны какой-нибудь хамской выходки... Представители власти или просто богатые нувориши могут делать на автотрассах все, что им заблагорассудится... За последние несколько лет произошло несколько случаев, когда дети высокопоставленных родителей «давили» пешеходов. И никто из них ни разу не был наказан!

А вот еще случай из нашего недавнего прошлого. Водитель легковой машины решил объехать дорожную пробку по тротуару (что само по себе запрещено). Когда же находящимся в машине показалось, что двое пешеходов недостаточно быстро уступают им дорогу, они избили их бейсбольными битами. Один из пострадавших умер, другой оказался в больнице. Милиция быстро задержала преступников. Биты были изъяты, а нападавшие опознаны потерпевшим. Однако в возбуждении уголовного дела было отказано, потому что нашлись два свидетеля, подтвердившие, что убийцы в это время находились в офисе, и, следовательно, ни на кого нападать не могли...

Вот мы и подобрались ко второму различию. В Англии закон и правовая система защищают людей, гарантируя им соблюдение их прав и справедливости, да и государство стоит на страже их интересов, а законы и правила, действующие в стране, порой, исключительно строги. Например, водитель лишается прав на год, если набирает 12 штрафных баллов (кстати, их легко набрать и за одну поездку). Три балла, например, дают за превышение скорости. Обнуляется же количество баллов только по прошествии трех лет. Аналогичным образом дело обстоит и во многих других областях жизни. Полагаю, именно благодаря такой строгости законов английские водители соблюдают правила, а лавочники не торгуют порченными продуктами.

Как мне показалось, соблюдать нормы и правила у англичан стало чем-то вроде привычки. И потому тотальный контроль чаще всего здесь не требуется. Вполне достаточно знать, что в принципе он существует. Так, наличие билета в общественном транспорте за несколько месяцев у меня проверили всего один раз. Кроме того, общественно полезное поведение, по крайней мере, среди образованных людей, с которыми я общался, входит в разряд безусловных ценностей: считается правильным поступать так, чтобы всем от этого было хорошо. Что же касается русских, то, в отличие от англичан, они своим свинством часто еще и гордятся, полагая, что нахамить прохожему или проехать на красный свет - святое дело!

По словам местных жителей, не последнюю роль в развитии чувства социальной ответственности у граждан Великобритании играет пропаганда соответствующих ценностей. У нас в стране такая пропаганда практически не ведется. Да и толку от нее будет мало в условиях, когда одним ничего нельзя, а другим — все молено.

Впрочем, не только справедливое социальное устройство лежит в основе благополучия жителей туманного Альбиона. Дело в том, что они еще умеют работать. Причем не просто работать, а работать правильно, действуя осознанно и целесообразно. Для англичанина основная цель — достижение результата. Русские же, несмотря на отсутствие привычки соблюдать правила, в работе часто ориентируются на другой принцип: важнее выполнить установленную процедуру, а не достичь чего-то. Иными словами, если первые делают, что нужно, то вторые — так, как положено. Пожив и поработав в Англии, я убедился, что Россия плохо живет не только из-за взяточничества и воровства. Мы еще и работаем халтурно, бесцельно и бездумно. Зато, по правде говоря, ... много!

Какие же выводы напрашиваются из всего сказанного? Наш образ жизни и наше общество таковы, каковы они есть. Они отражают наши собственные предпочтения, наш уровень культурного и духовного развития. То же самое отмечается и у англичан. Но, поскольку эти уровни отличны, то различаются и результаты. Как следовало бы поступить в этой ситуации?

Во-первых, определиться с тем, к чему мы стремимся. Как страна, объединяющая Запад и Восток, Россия стоит перед выбором: в каком направлении продолжить свое культурное развитие? Для Востока характерны низкий уровень жизни и выживаемости, крайне низкая технологическая культура, безразличие к судьбе человека. Для Запада — отсутствие материальных проблем, ценности свободы, образования, личного развития и преуспевания. Ну и, конечно, сопутствующие им издержки. А начинать реализацию принимаемой программы, на мой взгляд, нужно с детства, со школы. Сама по себе жизнь любого учебного заведения должна строиться в логике культуры современного демократического общества. Принципы жизни такого общества должны пронизать всю структуру учебного заведения, всю его жизнь, включая отношения между учащимися и учителями, реализацию права на самоопределение и выбор...

Если мы собираемся пользоваться всеми достижениями современной науки и техники, например, медицины, то должны помнить: их развитие может осуществляться только в рамках демократического общества. Этот тезис достаточно известен. Цитирую: «До XIX столетия по темпам роста Восток практически не отставал от Запада (а в древности и опережал в силу оперативности для больших контингентированных обществ центрально-административных технологий руководства). Ситуация изменилась с момента стремительного прогресса машинной индустрии, фабричного производства, фундированных научно-технической социальной ин-новационностью. Здесь Восток обнаружил неконкурентоспособность. Камнем преткновения стали консервативность, традиционность, исключающие инициативность, мобильность, а с ними — и модернизируемое».

Впрочем, если наше общество собирается вернуться к природе, а люди вновь поселиться в пещерах, указанной особенностью можно пренебречь. Правда, мне почему-то пренебрегать ею не хочется. И даже не столько из-за техники, развитие которой действительно неплохо было бы поумерить, сколько из-за того, что только западное общество предоставляет личности возможность свободного духовного развития. Как, впрочем, и материального: сравните качество жизни в Европе и Азии, не говоря уже о гарантиях безопасности для человека.

Так что, если россияне хотят жить свободными, в достатке и безопасности, им надо учиться у тех, кто уже давно так живет. И внедрять эти нормы таким образом, чтобы и дети воспитывались под их влиянием.

И хотя бояться заимствований не следует, заимствовать надо с умом. Нам нужны не готовые структуры, а скорее образ мысли, ценности, приоритеты, стремление встроить их в нашу культуру с учетом ее особенностей.

Иными словами, необходим комплексный подход. Принимая любое решение, следовало бы сначала подумать не о предполагаемых результатах, а о том, как их лучше достичь, о той цене, которую придется заплатить. К сожалению, в России часто получается так, что избранные способы достижения цели перечеркивают саму эту цель. В результате то, что с успехом используется на Западе, у нас оказывается абсолютно неработоспособным.

Ранее я уже отмечал строгость английских законов. Последнее время и российские власти тоже стали (якобы!) ратовать за то же. Но строгий закон эффективен только тогда, когда те, кто контролирует его исполнение, не берут взяток, не используют свое должностное положение для преступного обогащения, когда закон обязателен для всех.

Пока в России ни одной из этих трех составляющих нет! Так что, в конечном счете, закон из средства наведения порядка нередко превращается в возможность диктата и вымогательства: более строгий спрос просто увеличивает «взятко-емкость» процесса, а фактическая необязательность его исполнения для целых категорий граждан порождает социальную неприязнь. И то, что нам кажется привычным, иностранцу представляется невероятной дикостью.

Ведь не случайно же министерства иностранных дел западных стран издают памятки для своих граждан, собирающихся посетить Россию. В частности, гражданам США советуют держаться подальше от сотрудников российских правоохранительных органов...

Впрочем, к великому сожалению, перечислять такие негативные, чисто российские, примеры можно до бесконечности. Да и превратить Россию в цивилизованную страну в обозримом будущем вряд ли возможно. Кое-кто, правда, уверен, что рано или поздно такое случится, хотя и неясно, на чем основывается эта уверенность. Живут же на Востоке веками в одних и тех же социальных условиях, а в Африке некоторые племена тысячелетиями обитают на деревьях... И в XXI в. они нисколько не стали ближе к состоянию цивилизованности, чем в XVII. Ведь чтобы куда-то прийти, надо туда идти. Вот и возникает вопрос, куда идет Россия? Но пора подводить итоги. Современная жизнь прагматичного общества требует не рассуждений, а практических действий. Впрочем, предлагать советы по «спасению России» смысла нет. Да и сама возможность «спасения» вызывает изрядный скептицизм. Вот хотя бы коррупция... Для борьбы с ней нужны честные люди. Чиновник-взяточник не будет бороться со взяточничеством и тем более создавать систему, сулящую реальную ответственность за уголовное преступление. А вот в плане личного бытия практический вывод сделать можно. Для меня он оказался таким.

Несмотря на все различия жизнь в Лондоне не отличается так уж серьезно от жизни в Москве: чуть получше магазины, чуть побольше кафе, хороший общественный транспорт, меньше пробок... Но, согласитесь: все перечисленное —детали. За исключением одного принципиального отличия — безопасности. Прежде всего защиты от произвола властей. Выходя в Англии на улицу, вы можете быть уверены, что вас не ограбит полицейский и не задавит машина с блатным номером. Да и преступники, скорее всего, не тронут, потому что их немного. Вы находитесь под защитой полиции и государства.

Тот факт, что государство предоставляет хотя бы минимальные гарантии индивиду, является аспектом духовным. Создается ощущение уверенности в завтрашнем дне и в благополучии собственного бытия, ощущение того, что ты член общества, а не сборища, где каждый играет сам за себя и против всех остальных одновременно. И это ощущение уверенности и безопасности для многих, в том числе и меня, имеет очень большое, пожалуй, даже решающее значение.

Когда я вернулся, меня многие спрашивали о том, не хотелось ли мне остаться в Лондоне. Честно говоря — сложный вопрос... Но вот чего бы мне на самом деле хотелось, так это того, чтобы в Москве было так, как в Лондоне. Пока я не планирую никуда уезжать. Хотя одна строфа поэта Игоря Губермана притягивает мое внимание все больше и больше: Те, кто на жизнь в своей стране Взглянул со стороны, Живут отныне в стороне От жизни их страны Думается, основное направление развития для нас все-таки связано сегодня с социально-культурным состоянием общества и формированием подлинных граждан, понимающих, что не человек существует для государства, а государство и общество являются гарантией его процветания и развития.