Простая история

Защита диссертации в жизни человека - всегда эпохальное событие: своеобразный итог проделанной работы, переход в какое-то новое качество... Так, по крайней мере, было до недавних пор. Однако наше время внесло в понимание смысла защиты некоторые коррективы. Ни о каком новом статусе, гарантирующем определенное положение в обществе, сегодня говорить не приходится: работать в каком-нибудь контейнере на рынке намного выгоднее, чем читать лекции студентам. Но, тем не менее... И лекции читают, более того, и научную работу ведут, и по-прежнему стремятся поступить в аспирантуру. И, что уж совсем невероятно, защищают диссертации. Чем же для многих молодых людей так притягателен этот путь? Почему, несмотря ни на что, они все-таки избирают именно его и что получают в итоге? На эти вопросы редакция предложила ответить Денису Пилипишину, весной этого года защитившего в МГТУ им. Н.Баумана диссертацию на тему "Человеческое измерение социотехнических систем" на соискание ученой степени кандидата философских наук. В заключении диссертационного совета отмечается: тема -актуальна, а сама работа представляет самостоятельное, оригинальное и законченное научное исследование. Автору удалось предложить свое решение задачи, которое имеет важное значение для социально-философской отрасли знания. Защита прошла успешно. Итак, слово недавнему соискателю...

Д.Пилипишин, канд. филос. наук Московский государственный технический университет им Н. Баумана:

Что я могу сказать о своих студенческих годах? Немногое. Поступив на факультет энергетического машиностроения МГТУ им. Н.Баумана, я первое время наслаждался всеми "прелестями" студенческой жизни. Она казалась чудесной. Да и мысль о том, что высшее образование позволит подняться на более высокий социальный уровень, "согревала". Но, спустя полтора-два года, восторженности поубавилось: я вдруг понял, что в техническом вузе возможностей для развития человека как личности немного. Учеба особого удовлетворения не приносила, а большинство возникавших вопросов оставались без ответа. Между тем объем сведений, которые нужно было запомнить, от сессии к сессии становился больше, хотя общекультурный уровень и то, что можно назвать духовностью, оставались прежними.

Действительно, курсовой проект третьего курса по деталям машин в нашем Университете, похоже, аналогичен по сложности дипломному проекту в техникуме. Но разве не должен образованный человек отличаться от пролетария, в том числе и интеллектуального труда, чем-то еще, кроме объема зазубренной информации? Вот тогда-то я и понял, что спасение утопающих - дело рук их самих. Стал читать книги, в основном гуманитарного содержания. Заинтересовался. В результате, после окончания вуза оказался в аспирантуре на кафедре философии.

Зачем я это сделал? Волей-неволей об этом приходится задуматься. Хотя... Если ты задаешь вопрос себе сам, на него можно и не отвечать. Хочется - вот и все. Но когда спрашивают другие, приходится что-то говорить. И все-таки. Зачем понадобилось писать диссертацию по философским проблемам? Ведь не корысти же ради? В наши дни карьера научного сотрудника или преподавателя не только не позволяет решить минимум бытовых проблем (содержать семью, например), но и не вызывает никакой симпатии в обществе. Научного работника, получающего нищенскую зарплату, сегодня напрочь лишили уверенности в завтрашнем дне. Он не в состоянии ни обеспечить свою безопасность, ни противостоять социальному произволу, процветающему в России. Его удел - насмешки со стороны "новых буржуа".

Однако, если не ради корысти, то зачем, почему? Отчасти, потому, наверное, что этим заниматься и интересно, и приятно. Для меня, например, очень важной оказалась и возможность саморазвития. Этот процесс, как выяснилось, идет намного плодотворнее, когда вокруг тебя появляются интересные люди, у которых можно учиться. Долгие дни работы с литературой никогда не заменят одной встречи со знающим и увлеченным человеком. Что же касается определенной философской культуры, то вряд ли ее трансляция возможна вне личной научной работы. Кроме того, действуя самостоятельно, без давления необходимости, человек работает намного менее эффективно уже по той причине, что он слаб и полениться совсем "не любит". К тому же, в силу все той же необходимости, приходится читать литературу, которая может оказаться и очень интересной, и весьма полезной. Разумеется, "охотников" до подобного чтения "без особой нужды" можно пересчитать по пальцам! Ведь большинство "умных" книг - явно не для слабонервных...

Но вернусь к своему вопросу: зачем? Думаю (в самом общем виде), чтобы попытаться реализовать личный акт постижения мира, осознанно пройти свой путь. Я не делал в своей работе избыточного акцента на овладении объективной научной "истиной", на стремлении как можно больше узнать. Для меня такой подход неприемлем: хотелось больше понять. И тут я согласен с теми, кто не причисляет философию к науке (Н.Трубников, В.Кутырев и др.). Потому-то и не придаю большого значения тому знанию, которое не "влияет" на мой личный путь. В самом деле, какая мне разница, кто и как дышит "в глубинах океана"? К тому же сегодня и продать-то такое знание никому нельзя. Оно не принесет особых дивидендов ни в личном плане, ни в материальном! Но такое знание и небезопасно. А вдруг (крайний результат таких усилий) и в самом деле удастся ПОЗНАТЬ нечто? А после этого что прикажете делать? По-видимому, лишь одно: овладев этим сокровищем, с горечью наблюдать, как люди - вот незадача! - вершат бытие совсем не так, как следовало бы: принимают неверные политические решения, неразумно планируют развитие техносферы и т.д. и т.п., а ты, знающий, не в силах на что-либо повлиять. Нет, лучше уж оставаться профаном...

Так или иначе, но, благодаря аспирантуре, я продлил время своих исканий. И надо сказать, оно оказалось и интересным, и трудным. А в постсоветский период обрело качественно новые черты. Если в начале фортуна была ко мне благосклонна, то потом... Иногда, слушая, например (по телевизору или радио), что, мол, хоккей (горные лыжи и пр.) - дорогое хобби, я внутренне недоумевал: у меня сложилось твердое убеждение, что самое дорогое хобби - занятие философией. Каждый, кто стремится к этому, предвкушая удовольствие от предстоящей работы, должен знать, что удовольствие это потребует значительных жертв. Например, вполне осознавая, что могу заработать приличные деньги, но сделав выбор в пользу философии, я предпочел от этой возможности отказаться: серьезная работа не терпит совместительства. Работать, однако, все-таки пришлось: и охранником, и водителем, и подавать в министерстве бумажки... Правда, у того, кто поступает в аспирантуру просто так, "по необходимости", такой проблемы, по-видимому, не возникает.

Но и сам по себе факт совместительства науки и работы вряд ли можно оценить однозначно: многое зависит от тех целей, которые человек преследует. С одной стороны, возможно, правы те, кто полагает недопустимой ситуацию, когда, вместо того чтобы всецело посвящать себя научной работе, аспирант ищет пути решения собственных материальных проблем. С другой, - с точки зрения личного развития, становления человека - подобная ситуация может быть крайне полезной. Изучение философии и тесное общение с людьми, весьма от нее далекими, накладываясь друг на друга, позволяют обрести, если можно так сказать, философское отношение к житейской суете, овладеть практически значимым опытом. Последнее для философствования немаловажно, поскольку в этом процессе как бы прокладываются "мостки" от высоких абстракций к жизненным реалиям. Предаваясь постоянно осмыслению жизни, человек рискует оказаться в стороне от ее подлинного содержания!

Но вернемся "на круги своя". В свое время подготовка диссертации благополучно завершилась: ее заслушали на кафедре и рекомендовали к защите. Начался второй, не столь вдохновляющий, но от этого не менее серьезный этап: сбор документов. Осознание предстоящих свершений, как правило, приходит не сразу. Если раньше я думал только об одном: написать бы диссертацию, а уж документы как-нибудь соберу, то теперь подготовка диссертации казалась уже довольно простым делом, а вот как собрать всю эту массу бумаг?...

Приведу только один из осевших в памяти примеров. Соискатель из Курска специально приехал в Москву, чтобы пройти в Ученом совете регистрацию и представить диссертацию к защите. Но сделать этого ему не удалось из-за неправильно оформленного... списка литературы. Особо меня поразила культура общения большинства технических работников. Доброй их части стоило бы зайти в любой солидный магазин в центре Москвы, чтобы поучиться у представителей торговли этой самой культуре. Хотя, думаю, учиться им пришлось бы и долго, и основательно. Особенно молодым (и не очень) сотрудницам бухгалтерии МГТУ им. Н.Баумана, которая, на мой взгляд, является своеобразным лидером хамства в Институте.

Наконец, объективные и субъективные трудности - позади. Защита прошла успешно, а документы не менее успешно сданы в ВАК. Кстати, объем папки с документами оказался вполне сопоставим с объемом диссертации!

Что же касается содержательной стороны работы, то надо сказать, ближе к окончанию аспирантуры мне удалось все-таки достичь некоторого понимания изучавшейся мною все эти годы проблемы: теперь она предстала передо мной совсем в ином свете, и я точно знал, что могу сделать уже сделанное много лучше и, конечно, на совершенно ином уровне. Но... Надо было "защищаться", а не переделывать, - тем более что изменить хотелось все - с начала и до конца...

Вместо резюме. Защита стала реальностью благодаря трем факторам. Первый - выдержка моей семьи, для которой на все время работы я был потерян, поскольку постоянно только и делал, что занимался "своей" философией. Второй - доброжелательное отношение и помощь со стороны сотрудников кафедры (и не только). Третий фактор я бы связал с толерантностью руководства того предприятия, где мне платили зарплату: толерантностью к моему систематическому отсутствию на рабочем месте. Как бы ни сложилась моя жизнь в дальнейшем, я доволен, поскольку, в той или иной степени, мне удалось приобщиться к "высокому". И хотя своей диссертацией я вряд ли осчастливил науку, благодаря годам, проведенным в аспирантуре, изменил (а может, и осчастливил) себя. К этому я и стремился...

 

Статья опубликована: Вестник Высшей школы (Alma Mater), 2000, №8.